bitvazaurozay

Categories:

Когда Зеленский выгонит доктора Комаровского из команды Зе

Политики-популисты часто оказываются естественными союзниками антипрививочниковСовместное решение двух министров - министра образования и науки Лилии Гриневич и и. о. министра здравоохранения Уляны Супрун - о недопуске в школы непривитых детей, как и следовало ожидать, вызвало волну протестов со стороны противников вакцинации и примкнувших к ним "колеблющихся". Антипрививочники пришли к Офису президента с требованием обеспечить непривитым детям свободный доступ к образованию.

Судя по лозунгам - главным образом, по единству стиля - это трудно назвать стихийным выступлением. Да и акценты расставлены очень аккуратно. Присутствует "дискриминация", "травля детей", "принуждение к медицинскому вмешательству", "свободный выбор", а также игривые либеральные слоганы "мое тело - мое дело", обычно используемые на феминистических акциях, и особенно пикантное "Стоп Супрун". Как видите, все послания кристально ясны.

И, главное, составлены грамотно, высказаны вовремя и очень точно адресованы.

Не спешите с "маргиналами", "мракобесами" и "дикостью". Украина, конечно, по многим показателям "впереди планеты всей", но антипрививочная идеология все больше входит в мейнстрим. И что с ней делать, не знают не только у нас, но и в Европе и США, где год от года отказ от прививок становится все более массовым. Когда ООН вносит отказ от вакцинации в топ-10 угроз человечеству, оно имеет в виду не только снижение коллективного иммунитета человеческой популяции, но и тот факт, что отказ становится популярен в западных странах - законодателях мировых мод.

Всплеск антипрививочного движения в мире совпал с очередным раундом информационной революции - с популярностью соцсетей.

Немодерируемый поток информации выплеснул на головы пользователей массу любопытных вещей, которые ранее не пробивались к их вниманию через барьеры профессиональных СМИ. Которые, впрочем, также становились все менее щепетильными во имя прибыли: победу популистов в Италии, например, связывают в большей степени с коммерческим телевидением, чем с влиянием соцсетей. Украинский опыт популизма, кстати, также связан в большей мере с ТВ, чем с другим источниками информации.

И это любопытно: те же процессы, которые привели к появлению политических девиаций - победе популистов, привели и к другим девиациям массового сознания - стремительному распространению веры в экстрасенсов, плоскую землю, в инопланетных рептилоидов и в "вакцинальный заговор".

Связь между политическим популизмом и успехом антипрививочного движения последнее время становится "медицинским фактом". Кроме шуток: исследования проводились Лондонским университетом королевы Марии, их результаты опубликованы в European Journal of Public Health.

Популизм и недоверие к вакцинам, по мнению социологов, опираются на одни и те же основания. И нет ничего удивительного в том, что политики-популисты оказываются естественными союзниками антипрививочников. По крайней мере, временными. Классическими примерами стали антивакцинальная риторика Дональда Трампа - твиты, в которых он связывал вакцинацию и аутизм, а также итальянские правые популисты, которые ассоциировались с антивакцинальным движением в период выборов, - Маттео Сальвинии уже в должности министра заявлял, что обязательные прививки "бесполезны и даже опасны".

Надо сказать, что потом они каются. Став президентом, Трамп уже не помышляет о том, чтобы послабить вакцинальный режим. А в Италии, где режим вакцинации был ослаблен, в марте этого года были вынуждены принять драконовские меры - детей без прививок перестали пускать в школы, а их родителей начали штрафовать на крупные суммы из-за вспышки кори. Причем в Италии ситуация с вакцинацией еще не из худших: в Болгарии, Литве и Франции количество отказов от прививок увеличивалось еще стремительнее. В этих странах доверие к вакцинации не составило и 70%.

×

Ключевой момент - доверие. Популизм и отказ от вакцинации питаются из одного корня - общего недоверия населения к элитам и системам, которые они построили и поддерживают. Абсолютное большинство популистов приходит к власти под аккомпанемент тотальной критики всего, что было до них, и обещаний все в корне изменить. В этом смысле Владимир Зеленский и его партия - абсолютно мейнстримное явление. Так же, как и отечественное антипрививочное движение.

Падение популярности вакцинации на Западе обычно связывают с тем, что там давно забыли об ужасах эпидемий. Но это только один аспект из многих. Люди забыли об эпидемиях, об информационной гигиене, а также об ответственности перед обществом - вакцинация апеллирует не только к интересам конкретного человека, но даже в большей степени к безопасности окружающих. Потребительская идеология - это всегда идеология эгоцентризма. И тут снова нет никаких противоречий с популизмом - это тоже потребительство, только в политическом аспекте.

Так что, если вас это успокоит, Украина в мейнстриме - уровень доверия к вакцинации в полной гармонии с доверием ко всем прочим государственным инициативам, институтам и элитам. Кризис доверия привел к власти популистов, к которым противники вакцинации апеллируют с требованием дать им возможность выбора и при этом обеспечить им все их права и свободы.

В то же время сторонники вакцинации не могут предложить никакой альтернативы антивакцинальной пропаганде. Ничего такого, что решило бы главную проблему вакцинации - проблему доверия. Вместо этого они идут по накатанному пути - административному.

Советник Зеленского доктор Комаровский рефреном повторяет, что вакцинация - вопрос государственной безопасности и призывает собрать заседание СНБО по этому поводу. И. о. министра Уляна Супрун тоже старается как может - и сама "постит котиков", и мобилизует дружественные СМИ, журналистов и блоггеров на пропагандистскую борьбу за вакцинацию.

Это отчасти правильно и даже мило. Но от этих пропагандистских мер ситуация только ухудшается. Попытка противопоставить иррациональной вере антипрививочников такую же иррациональную веру во всесилие и безопасность прививок предсказуемо проваливается. Пропаганда прививок пересыпана манипуляциями, причем совершенно очевидными даже непрофессионалу. Например, из последнего - статистика по заболеваниям, от которого предусмотрены прививки: данные по кори даны в абсолютных цифрах, и это впечатляющие числа, а вот данные по другим заболеваниям относительны - "увеличилось во столько-то раз". Манипуляция информацией очевидна и в результате сообщение, которое должно было убедить реципиента прививаться, действует противоположным образом - снижает его доверие к вакцинации.

Также вызывает сомнение практика тотального отрицания поствакцинальных осложнений. Нет ничего особенного в том, что они есть - даже на анальгин бывает индивидуальная реакция, и все равно его продают в любой аптеке и покупают без счета. Однако официальная украинская медицина в случаях возможных проблем, ассоциированных с прививками, загодя объявляет, что "это не связано с прививкой" безо всяких проверок, расследований и разбирательств. Но "этого не может быть, потому что не может быть никогда" - сомнительный аргумент.

Притом что Ульяне Супрун, как бывшей гражданке США, хорошо известно, что в этой стране действует так называемый "вакцинальный суд" - специальные заседания Федерального гражданского суда, который выносит решения по начислению компенсаций в случаях ущерба, нанесенного вакцинацией. Если посмотреть на статистику компенсаций, можно убедиться в том, что случаи доказанного ущерба от вакцинации действительно крайне редки: примерно 1,2 на 1 млн прививок. За 30 лет существования вакцинального суда удовлетворено всего около 6,7 тыс. исков. Эта статистика подтверждает то, о чем говорят сторонники вакцинации: случаи осложнений после прививок крайне редки - примерно один на миллион. Но они все же есть. Поэтому в США существует компенсация - плата общества за безопасность, которую обеспечивает ему всеобщая вакцинация.

Приняв решение о недопуске детей в школы без полного перечня прививок, министры встали на скользкую дорожку. Но если для Лилии Гриневич это решение уже ничего не меняет: ее уход с поста, судя по всему, предрешен, то для Ульяны Супрун игра еще не окончена - ее имя названо в числе немногих министров, которые могут сохранить портфель. Надо ли говорить, что от того, останется ли Супрун в своем кресле, зависит судьба начатой ею медреформы - одной из очень немногих убедительных украинских реформ?

Ульяна Супрун сумела сколотить неплохой кредит доверия в украинском обществе. Но это поддержка преимущественно тех кругов, которые вряд ли голосовали за Зе-команду. Телезрители в массе своей скорее поддержат антипрививочников - они голосовали за "новое лицо" именно потому, что доверия к "системной" политике и действующим элитам у них нет. А значит, должно быть и низкое доверие к вакцинации - если верить английским социологам. Если президент почувствует этот разрыв - между министром с ее прогрессивными реформами и чаяниями избирательских масс - будучи популистом, он может выбрать вовсе не министра. И дело даже не в том, что он лично против прививок - вполне возможно, что очень даже за. Но чаяния народа дороже.

Екатерина Щеткина.

Buy for 50 tokens
Там маленькие кажутся большими, Там толстенькие кажутся худыми, Там головы у всех, как у гигантов, А руки, как у лучших музыкантов. Там зеркала изогнуты, как блюдца, И все смеются, и все смеются, И все смеются. (с) В столиці пройшов щорічний фестиваль шизофренії та брехні. Понад 55 000 зомбаків…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.