bitvazaurozay

Убивали бы они сегодня польских министров? Нет конечно. Они бы убивали украинских министров

Личность Степана Бандеры очень недооценена украинцами.
— Зачем было убивать польских министров? — спрашивают, к примеру, люди, которые не знают, что это был ответ на пацификацию. (Причем успешный ответ — бандеровцы остановили геноцид украинцев точечными акциями террора).

Но даже те, кто хорошо знает историю, все равно пожимают плечами. Перед их глазами сегодняшняя Польша, поддерживающая Украину в борьбе с российской оккупацией. Прочувствовать задним числом мотивацию убийств довольно сложно. Уж слишком тяжелая семантика и фонетика у слова «убийство».

Чтобы осознать праведность и величие бандеровского движения, лучше применить метод исторической экстраполяции. Давайте представим, что Степан Бандера, Роман Шухевич и их соратники — это наши современники. Молодые ребята, студенты. Бедные, идейные, решительные националисты. Люди, для которых Украина действительно превыше всего и которые готовы отдать за Украину жизнь.

Убивали бы они сегодня польских министров? Нет, конечно. Они бы убивали украинских министров. И депутатов. Фракцию «Оппоблока» вырезали бы под корень, а воров в вышиванках казнили точечно, воздавая каждому по делам его.
Как и в свое время, они воевали бы сейчас на два фронта — против внешнего и внутреннего врага. Разумеется, Степан Бандера примерно с лета 2014-го года сидел бы в украинской тюрьме с пожизненным сроком, а еще три пожизненных ему бы заочно оформили в России.

Киборг Роман Шухевич скрывался бы где-то на линии фронта. В товарной блокаде Донбасса он бы не участвовал, а просто взрывал поезда с углем, следующие по маршруту «Луганск — Роттердам — Киев».
Другие участники бандеровского движения убивали бы по всей стране продажных судей, прокуроров и коллаборантов. В 2018-м году не проливалась бы кровь пророссийских политиков в украинских городах — всех убили бы еще в 2014-м. В этом же году, 19 марта сгорел бы телеканал «Интер». И еще бы много чего сгорело на следующий день после оккупации Крыма. А про строительство Керченского моста Россия бы даже не думала, обьясняя телезрителям, что нельзя так рисковать, потому что «эти террористы ни перед чем не остановятся».

НАБУ в Украине бы не было. Из-за отсутствия необходимости в специальных антикоррупционных структурах. 10-20 повешенных тел с табличкой «коррупционер» подействовали бы так доходчиво, что выходя из кабинета, чиновники публично выворачивали карманы — чтобы не дай Бог, кто-нибудь не заподозрил наличие там лишней гривны. Попавшиеся на взятке, не пытались бы отмазаться и откупиться, а умоляли суды дать им срок побольше. Чтобы пожить подольше. Тюрьмы воспринимались бы коррупционерами самым безопасным местом.
Ровно по этой же причине половина наших депутатов написала бы явку с повинной, а как минимум половина кандидатов в Президенты баллотировалась бы на должность хлебореза в колонии строго режима.

Вот такая примерно картина. Была бы. Если бы Степан Бандера и Роман Шухевич родились на 70-80 лет позже.
В современной Украине и близко нет ни одного деятеля, который имеет право называться бандеровцем. Есть лишь политики, эксплуатирующие идею, попивая вискарь в гламурном ресторане. Ну разве можно, например, представить Тягнибока — ночью, в балаклаве, с обрезом — пытающегося отомстить прокурору за выдачу России украинского добровольца?
А вот Бандера и Шухевич как влитые входят в образ мстителей, правда? При этом методология их борьбы, на первый взгляд, кажется криминальной, без лоска эпоса. Но здесь как раз и кроется недооцененность бандеровского движения. Ведь маленький, но доблестный партизанский отряд намного эффективнее миллионного Майдана.

Наши предки-бандеровцы — это были титаны. Решительные, неудержимые, идейные. Целыми главами переписывающие и перенаправляющие историю страны. Титаны, без которых мы не можем дописать даже маленький абзац под названием «борьба с коррупцией».

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.