bitvazaurozay (bitvazaurozay) wrote,
bitvazaurozay
bitvazaurozay

  • Music:

Покровская церковь в Жукле и украинские мотивы в неорусском стиле. Часть 3

Оригинал взят у av_otus в Покровская церковь в Жукле и украинские мотивы в неорусском стиле. Часть 3
Часть 1
Часть 2


Покровская церковь в с. Жукля. Фото 1910-х гг. из архива Комстадиусов. Алупкинский дворец-музей

На первый взгляд, какая мотивация вводить украинские элементы в архитектуру храма была у шведов Комстадиусов? Однако ее можно обосновать, обратившись к истории рода, родственным связям и истории самого села Жукля.
Комстадиусы – старинный шведский род, известный с XI в., основатели города Комстад. В XVII в. многие Комстадиусы перешли на польскую службу. От них и происходит русская ветвь рода. Федор Савельевич Комстадиус на русской службе находился с 1770-х годов, получил дворянство Российской империи, и во время осады Очакова снабжал русскую армию продовольствием. Один из его потомков, заказчик церкви в Жукле, Николай Николаевич Комстадиус (1864-1917) окончил Александровский лицей в Петербурге. Как и все представители рода Комстадиусов по мужской линии, он сделал военную карьеру. С 1907 г. он – генерал-майор свиты Его Величества и командир кирасирского полка. Семья Николая Николаевича постоянно проживала в Царском Селе [Царскосельский дом Комстадиусов, построенный в 1830-е гг. и перестроенный в 1910-е в неоклассических формах С.С. Корвин-Круковским, сохранился и находится по адресу: г. Пушкин, Парковая ул., 10], основная их загородная усадьба располагалась в Крыму, в Мисхоре и называлась Мурад-Авур. Главный ее дом был построен в 1909-1911 гг. по проекту Н.П. Краснова и сохранился до настоящего времени. Еще одна усадьба Комстадиусов – Фалеевка в Херсонской губернии – не сохранилась, впрочем, как и Жукля (если не считать церкви), доставшаяся им как старинное владение Синельниковых, с которыми они породнились в первой половине XIX в.


Н.Н.Комстадиус с детьми. Фото нач. ХХ в.

Село Жукля было основано в начале XVI века переселенцами из Литвы. Долгое время оно принадлежало семье Апостолов, и последний выборный гетман Левобережной Украины Даниил Апостол числится среди его владельцев. После пресекшегося рода Апостолов Жукля перешла к их родственникам Синельниковым, а с ними Комстадиусы породнились многократно. Из Синельниковых были и бабка Николая Николаевича Комстадиуса Авдотья Васильевна – внучка основателя и первого губернатора Екатеринослава Ивана Максимовича Синельникова, и мать Софья Николаевна. Так что строитель церкви в Жукле не мог не осознавать своей кровной связи с историей Малороссии.
С большей степенью вероятности можно предполагать включенность в украинский контекст архитектора, и это предположение нашло подтверждение в архивном источнике. В собрании графики Музея архитектуры им. А.В. Щусева в Москве мною в 2009 г. были обнаружены чертежи церкви, принадлежащие известному петербургскому зодчему Андрею Евгеньевичу Белогруду [ГНИМА (МуАр). Р I 5043]. В картотеке проект датирован 1911-1913 годами и почти полностью соответствует построенному зданию. Это полный комплект чертежей фасадов, план, разрез, перспектива. Все грубые и схематичные детали, вроде «недообработанных» боковых перспективных порталов, не являются следствием удешевления проекта и входили в авторский замысел. Остался не отделанным только западный портал (у Белогруда показаны колонки по сторонам и заполнение тимпана фресковой или керамической композицией).


А.Е.Белогруд. проект церкви в Жукле. МуАр (ГНИМА)

Личность архитектора, как кажется, позволяет многое объяснить, в том числе и предвосхищающие постмодернизм вольности и «небрежности» стилизации. Многие другие работы Белогруда, несмотря на совсем другую стилистику, методологически представляют несомненные аналогии церкви в Жукле. Пропорциональные «сдвиги», странные, неуклюжие или нелогичные детали можно видеть и в самой известной его постройке – доходном доме К.И. Розенштейна на Большом проспекте Петроградской стороны (1913-1915), и в портале несохранившегося «Спортинг-паласа» на Каменноостровском проспекте в Петербурге (1910), и в зданиях конторы (доме для служащих) в усадьбе Харитоненко Парафиевка и птичника в усадьбе Олив Качановка (1912-1914) [Ежегодник Императорского общества архитекторов-художников. Вып. 7. 1912. С. 22-24; вып. 9. 1914. С. 43, 46]. В них Белогруд то ли иронизирует, то ли всерьез пытается противостоять классической гармонии и академической школе, воспитанником которой он, безусловно, был как ученик Л.Н. Бенуа и выпускник Императорской академии художеств.


Птичник в усадьбе Качановка. Фото 1914 г.

Важно и то, что Белогруд работал в Украине. Это не только служебные постройки в Парафиевке и Качановке, принадлежавшей в ту пору семье Олив, но и принесшие ему известность исследования и реставрация дворца К.Г. Разумовского в Батурине.

В советское время А.Е. Белогруд сохранил приверженность ордерной архитектуре, однако проекты его остались в основном нереализованными. Как мастер-неоклассицист он и позиционировался во всех публикациях, посвященных его творчеству. Упоминаний о работах в неорусском стиле и в жанре церковной архитектуры не было, хотя в том же собрании чертежей имеется его ученический проект церкви, стилизующий приемы псковского зодчества. Кроме того, там есть проект центрической церкви в ренессансно-маньеристической стилистике и проект церкви, почти повторяющий решение угловых храмов Смольного монастыря. Причины вполне понятны: не было нужды обращать внимание на единичные проекты, выпадающие жанрово, идеологически и стилистически из магистральной линии признанного, считающегося советским мастера. Подобная ситуация сложилась с творческими биографиями Л.А. Ильина, А.В. Кузнецова, Б.М. Великовского, успешно работавших после 1917 г., но спроектировавших в свое время по одному-два храма в неорусском стиле. Конечно, и самим архитекторам вспоминать об этих проектах было не к лицу.

Дополняя список работ А.Е. Белогруда церковью в Жукле и упомянутыми проектами церквей, мы получаем возможность судить о нем как о мастере более широкого диапазона. Одновременно своеобразный памятник обретает авторство и таким образом пополняет собой ряд храмов неорусского стиля, спроектированных крупными столичными зодчими для усадеб и монастырей на территории Украины.

Итак, казалось бы, в истории с атрибуцией Покровской церкви можно поставить точку. Однако она имеет неожиданное продолжение, нарушающее стройность приведенной аналитической концепции и ставящее новые вопросы. В 2011 г. в Киеве вышла монография уроженца села, краеведа и общественного деятеля В.Е. Устименко, посвященная истории храма в Жукле [Устименко В.Є. Зведи свiй храм. Киев, 2011. Автор благодарит В.Е. Устименко за возможность ознакомиться с результатами его исследования]. Автор публикует документы «Дела по отношении Черниговской духовной консистории об утверждении чертежей на постройку церкви в с. Жукля Сосницкого уезда на 20 листах», в том числе чертежи фасадов Покровской церкви, датированные 1913 годом и подписанные А.Е. Белогрудом [Очевидно, это копии, снятые с оригинальных чертежей, хранящихся в ГНИМА]. Согласно этим документам, хранящимся в Государственном архиве Черниговской области, проект был утвержден 6 июня 1913 г., а наблюдение за работами приняли на себя Белогруд и его помощник П.Е. Княгиницкий [Державний архiв Чернiгiвської обл. Ф. 679, оп. 3, д. 252]. Но помимо этого автор публикует сохраненную жителями села рукопись статьи под названием «Торжество основания нового храма в селе Жукля Сосницкого уезда», подготовленную первым настоятелем Покровской церкви о. Сергием Иваницким для журнала Черниговской епархии «Вера и жизнь» [Устименко В.Є. Указ. соч. С. 71-73]. Священник сообщает: «Проект храма составлен Великим князем Петром Николаевичем Романовым. Этот храм явится памятником самобытной древне-русской культуры, идеализацией и популяризацией свято-русской истории, овеянный трогательными традициями истовоправославно-церковной старины. Строится храм архитектором-художником А.Е. Белогруд (которому, к слову сказать, поручена и реставрация дворца графов Разумовских в м. Батурине Конотопского уезда) с помощником его П.Е. Княгиницким». Иваницкий, описывая торжественную церемонию закладки, состоявшуюся задолго до утверждения проекта, 10-11 июля 1911 г., упоминает о присутствии на ней Белогруда, а также то, что великому князю Петру Николаевичу была послана приветственная телеграмма.


А.Е.Белогруд. Проект церкви в Жукле. 1913. Государственный архив черниговской области (из книги В.Е.Устименко)

В.Е. Устименко пишет, что все трое – Н.Н. Комстадиус, великий князь Петр Николаевич и А.Е. Белогруд – хорошо знали друг друга. Двое первых совершили в 1892 г. совместное путешествие по Европе, Египту, Сирии, Палестине и другим странам [Устименко В.Є. Указ. соч. С. 37]. Великий князь Петр Николаевич Романов упоминается как автор эскизных проектов Никольского собора в киевском Покровском монастыре (1896-1911, строительство вел арх. В.Н. Николаев), храма-памятника русским морякам в Мукдене (1911-1912) и церкви Смоленского скита на Валааме (1915-1917). Однако его авторская графика неизвестна, и неясно, насколько разработанными были его архитектурные замыслы. Соответственно, сегодня невозможно выяснить, каков вклад великого князя в проект церкви в Жукле – является ли он основным автором, поручившим Белогруду лишь инженерную часть и надзор за стройкой, или же его эскиз был весьма схематичным, и Белогруд довел его до проектного вида, внеся немало своего. Исходя из того, что Петр Николаевич оставался все же дилетантом, отмеченные выше «странности» в облике Покровской церкви («сдвиг» пропорций, схематизм деталей и т.д.) можно объяснить именно этим фактором, а не творческой игрой Белогруда. В таком случае следует признать, что дилетантизм замыслов великого князя и свободная, ироничная манера Белогруда удивительным образом совпали в достигнутом художественном результате.

Обращает на себя внимание несомненное сходство Покровской церкви с храмом Смоленского скита на Валааме, также имеющим схематичное, «иконное» решение. Храм на Валааме представляет собой, как и церковь в Жукле, простой одноглавый объем с довольно сухими геометризированными формами, к которому примыкают контрфорсы, притвор, звонница, придающие динамику и живописность. Похожи формы закомар и их соотношения с простыми арочными окнами. Северо-восточная пристройка имеет односкатную кровлю с плавным изгибом – точь-в-точь, как у боковых «крыльев» притвора, несущего ярус звона в Жукле. Но главное – у валаамской церкви апсида прорезана оконным проемом в форме восьмиконечного креста с косой перекладиной. И, наконец, храм-памятник в Мукдене, в целом совершенно иной по архитектурному решению и стилистике, также имеет в апсиде оконный проем в виде креста. Это можно считать главным подтверждением, как минимум, того, что идея самых оригинальных, если не сказать, чудных элементов Покровской церкви (а как максимум – ее облика в полном объеме) принадлежит именно великому князю Петру Николаевичу. В связи с этим можно говорить о назревшей потребности отдельного исследования, посвященного его архитектурным работам.




Церковь Смоленского скита на Валааме. Фото С.Тихомирова 2009 г.



Храм-памятник в Мукдене. Фото нач. ХХ в.

В заключение несколько слов о судьбе Покровской церкви. Несмотря на то что в 1934 г. она была закрыта, ее архитектура совершенно не понесла утрат. Сохранились даже подлинные кресты на куполах. Об этом можно судить по фотографии, переданной в собрание Алупкинского дворца-музея сыном Н.Н. Комстадиуса Николаем, проживавшим во Франции [Автор благодарит Г.Г. Филатову за предоставление возможности копирования этой фотографии, ранее считавшейся неатрибутированной]. Однако внутреннее убранство утрачено полностью, и судить о нем мы не можем. По сведениям В.Е. Устименко, судно с заказанными Н.Н. Комстадиусом в Греции образами для иконостаса затонуло во время Первой мировой войны [Устименко В.Є. Указ. соч. С. 75]. На фотографиях 1990-х гг. церковь предстает с ржавыми покрытиями куполов и кровли. После открытия храма кровля была покрыта оцинковкой, купола выкрашены в зеленый, а в конце 2000-х – в синий цвет. В 2009 г. храм стал объектом борьбы между Московским и Киевским патриархатами и ныне принадлежит Украинской православной церкви Киевского патриархата. В 2011 г. отмечалось столетие храма.
Кроме храма в Жукле сохранилось школьное здание, построенное Комстадиусами – скромная постройка эклектичной архитектуры с кирпичным первым этажом и деревянным вторым. Усадебный дом сожжен в 1918 г.



Съемка церкви в Жукле - 2006 г. С тех пор ее вид претерпел некоторые изменения: http://arch-heritage.livejournal.com/669104.html, http://arch-heritage.livejournal.com/1787137.html


Tags: архітектура, храми
Subscribe

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments