bitvazaurozay (bitvazaurozay) wrote,
bitvazaurozay
bitvazaurozay

В рай вам, ребята, не попасть! Зря стараетесь

Странные я сейчас испытываю чувства. С одной стороны, страшно не хочется, чтобы меня начали укорять в неуважении к чувствам верующих. С другой же, не могу промолчать. Слишком уж грубо было проявлено это самое неуважение, как ни странно, именно церковью, что и заставило меня взяться за эту историю.

Вот в кратком изложении история, которая всякого нормального человека не может не потрясти.

Вы помните, конечно, какой в городе поднялся ажиотаж, когда сюда привезли для поклонения и молитвы мощи Св. Пантелеймона, которые, как известно, приносят страждущим исцеление. Правда, и тогда мне показалось странным то, каким образом об этом событии извещала церковь, или, может быть, и не церковь, а те, кто занимается пиаром на религии. Не буду сейчас называть ничьих имен – и так ясно, о ком идет речь, и кто мог отрекламировать святой поезд в стиле какого-нибудь варьете или рок-концерта – «Впервые в Одессе! », — дескать, спешите увидеть, количество билетов ограничено.

Так вот, в первые же день поклонения одесской паствы святым мощам, когда к собору выстроилась длиннющая очередь, попасть в храм попыталась одна из горожанок в сопровождении тяжело больного ребенка. Она обратилась к стоящим впереди с просьбой пропустить ее с девочкой, которая не в силах долго стоять, вне очереди. Сердобольные земляки, как и следовало предполагать (мы только на словах – сплошь добряки), ответили ей отказом. Однако она, возвратилась в храм через несколько дней, когда ажиотаж спал, нашла кого-то из священников и попросила разрешить болящей дитяти, в виде исключения, приложиться к целительному ковчегу индивидуально. Батюшка выслушал ее и – не поверите! – задал вопрос: «Сколько ты за это можешь заплатить». Женщина, у которой в кармане было негусто, вытащила пятьдесят гривен и протянула «кассиру в рясе». В ответ она услышала такое, что до сих пор повторять не хочет. «Нищенку», послали куда подальше (сказав что чуть ли не проклянут), и она в слезах удалилась прочь. Возможно, оскорбленная в лучших чувствах, она не стала бы поднимать шум – мало ли на свете бывает хамов, сан священника не гарантирует везде и всюду высокой моральности. Возможно… Но ребенок! И возмущенная мать отправилась в другой храм, решила исповедаться и тем самым очистить душу от ненависти к бездушному попу. Как, вы полагаете, встретил ее исповедник? Тоже обхамил, заявив, что она своими росказнями (это на исповеди-то! ) пытается дискредитировать православную церковь Московского патриархата.

Тут уж женщину взяло за живое! Истинная верующая, которая немало времени проводила в молитвах, прося милости Божьей, готова была, честно говоря, проклянуть вероотступников, удобно пристроившихся под крышей Матери-Церкви. Что она сделала? Отправилась в Епархиальный офис и рассказала о вопиющем, как ей показалось, поведении святых отцов. Что услышала в ответ? Не буду повторять в подробностях. Скажу только одно. Ее опять обвинили в неуважении к церкви и пригрозили карами небесными.

Итог этой тоскливой истории таков. Девочка так и не получила небесного заступничества от Св.Пантелеймона – разве что он каким-то чудом узнает о ней, поможет больному ребенку и призовет к ответу чинуш в рясах. А женщина твердо заявила, что больше в церковь – ни ногой. Будет молиться дома, там, где между нею и Небом не будет стяжателей-посредников.

А теперь спроецируйте то, что я рассказала, на странную картину заседания бюджетной комиссии горсовета, которая вчера утвердила – отдельной строкой – среди бюджетных затрат города средства на содержание Спасо-Преображенского собора. Когда я, естественно, удивленная этой нелепостью, спросила коллег, помнят ли они о том, что у нас церковь отделена от государства, ответ был таким. Мол, собор — это еще и объект культурного наследия, городская достопримечательность, включенная во все туристические маршруты, а потому церкви нужно помочь. Когда же я поинтересовалась расшифровкой нелепого пункта бюджетной росписи, спросила, на что конкретно предполагается тратить денежки, услышала – «оплату коммунальных услуг, зарплату».

Тут я, простите, онемела. О каких зарплатах идет речь? Чьих? Клира? Уборщиц храма? Старосты? Не знаю кого еще? Неужто бюджетную комиссию сподвигла на этот коррупционный( по другому и не назовешь, ведь собор не является коммунальной установой, не числится у города на балансе) подвиг епархия? А может быть, — те, кто, начисто позабыв о том, что в Одессе, в Свято-Пантелеймоновском мужском монастыре, давным-давно хранится ковчег с частицей мощей того же святого, превратили сугубо интимный церковный акт, обычно сопровождавшийся крестным ходом и только, в подобие шоу. А оно, если судить по отношению служителей УПЦ МП к страдающей недугами девочке, никакого отношения ни к святости, ни к нравственности не имело. Что ж, Господь им судья. А достойную отповедь прихожанам из нашей бюджетной комиссии – я уверена в этом – должны дать горожане. Хватит водить одесситов за нос.

P.S. Знаю, что об парадоксальном решении бюджетной комиссии одесситам уже известно. Но сочла нелишним поговорить о происшедшем подробнее. Думаю, нам нужно извлечь из того, что случилось поучительный урок. Кстати, известно ли вам, друзья, что город содержит небедный Спасо-Преображенский собор уже шесть лет? Неплохо, правда? Особенно во время войны.

Dumskaya.net Анна Позднякова.
Tags: МПвУ, мнение, скандалы
Subscribe

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments