May 2nd, 2017

На смерть старого колабораціоніста

Михайло Рамач. Цей текст тут, в Україні, може когось сильно загнівати. Автор це передбачав. Свою пропозицію «Z» він супроводив коментарем: «Якщо текст не підходить, вибачте, що турбував. Та я не міг його не написати». А ми не могли не опублікувати, бо переконані, що ідеалізувати неідеальне не варто, так само як знецінювати те, що має в собі й вартісну суть.

Михайло Рамач — поважний журналіст, перекладач, поет зі Сербії. Гострі емоційні спогади пробудила в ньому звістка про вшанування його українського колеґи Бориса Олійника з нагоди 80-річного ювілею. Це і спогади, і співставлення їх з актуальною реальністю України. Зрештою, читайте самі…

ЯКО ДИМ ІЩЕЗЛА ВЕЛИКА СЕРБІЯ, ЗА ЯКУ ВИСТУПАВ БОРИС ОЛЄЙНІК

Collapse )
Buy for 50 tokens
Там маленькие кажутся большими, Там толстенькие кажутся худыми, Там головы у всех, как у гигантов, А руки, как у лучших музыкантов. Там зеркала изогнуты, как блюдца, И все смеются, и все смеются, И все смеются. (с) В столиці пройшов щорічний фестиваль шизофренії та брехні. Понад 55 000 зомбаків…

Медведев в рясе. Как Кремль превращает патриарха Кирилла в нового "Димона"

В пасьянсе с запретом Свидетелей Иеговы руководство РПЦ интересным образом разделяет судьбу "Димона" — объекта непримиримой критики группы Навального и всех возмущенных властной коррупцией

Верховный суд России по требованию министерства юстиции признал экстремистской деятельность организации "Свидетели Иеговы" в России и запретил ей работать на территории страны.

Почему выбрали для показательной порки именно Свидетелей Иеговы, в общем, понять можно. Во-первых, их мало кто любит. Примечательно, что большинство материалов с критикой запрета деятельности этой организации начинается именно с такой фразы: "я не разделяю...", "я не поддерживаю...", "я не являюсь сторонником..." и даже прямо "я не люблю". Далее следует "но..." Возможно, эти фигуры речи призваны особо подчеркнуть то, что последует за этим "но", — нарушение прав "альтернативно верующих". Так вот, выбор пал на Свидетелей, потому что их никто не любит. По разным причинам — от доктринальных до сугубо личных. Во-вторых, именно СИ плохо укладываются в любой социально-политический пасьянс, кроме либерально-демократического. Внутренняя иерархия, авторитет, послушание и вовлеченность в этих общинах настолько велики, что делают эти группы и их адептов совершенно неуправляемыми извне. За что приРПЦшные сектоведы и внесли СИ в список "тоталитарных сект" — их внутренняя тотальность оказывается непреодолимым вызовом для любой "внешней" власти, включая тоталитарную.

Collapse )