bitvazaurozay

Categories:

Как Украина спасла от России блогера-критика Путина

На днях украинские дипломаты вытащили из рук России Михаила Орешникова –общественного деятеля и критика президента РФ Владимира Путина, блогера и музыканта. Его задержали по прилету в Индонезии и через Интерпол хотели экстрадировать в РФ. При этом мужчина имеет украинское гражданство.

Россияне гоняются за Михаилом Орешниковым с 2019 года. Кто же он?

  • Бывший гражданин Российской Федерации и одновременно активный деятель антипутинского движения сопротивления. Открыто выступал против оккупации Крыма и информировал о преступлениях "зеленых человечков" в Украине
  • Был членом националистической организации "Реструкта", которая постоянно проводила антипутинские акции
  • В июле 2014 года активист попросил политического убежища в Украине, а через два года получил украинское гражданство
  • В России против Орешникова возбуждено уголовное дело якобы по обвинению в нанесении телесных повреждений полицейскому. Блогер утверждает, что дело фейковое, насилие в полицейском участке на самом деле применяли к нему

– Как вы оказались на Бали в разгар мирового карантина?

– Весь прошлый год я прожил в Азии, а когда начался карантин, вернулся в Украину. На зиму решил улететь на Бали, сделал бизнес-визу. Хотел в теплые края, а улетел в теплую тюрьму: в 2019 году Россия на всякий случай направила в Индонезию запрос на выдачу в случае, если я там появлюсь.

– Вас арестовали сразу по прилету или вы еще успели пожить там?

– Я прилетел в аэропорт Джакарты (столица Индонезии. – Ред.), нужно было пересесть на местные авиалинии. На паспортном контроле у пограничников на экране появилось красное сообщение от Интерпола. Меня попросили пройти в кабинет к миграционщикам и показали надпись на мониторе "Interpol Russia request", август 2019 года. Я сразу понял, что это, и успел сообщить друзьям в Украине.

Там ведь какая процедура? Сначала они пишут обращение в Интерпол и ждут либо какое-то подтверждение, либо их приезд. А меня на это время отправили в специальную комнату, типа ожидая чего-то. Пробыл там часом семь. Попросил ребят дать мне интернет и так связался со всеми своими.

Когда за мной уже приехал Интерпол, у меня забрали все устройства и отказали в звонке украинскому консулу. По всем документам оформили как россиянина, хотя у меня при себе был украинский паспорт и вообще у меня гражданство Украины еще с 2016 года.

– Ваши друзья сообщили украинскому консулу или вы сами успели?

– Я лично сообщил ему о своей ситуации, он мне объяснил дальнейшую процедуру. Мол, в течение 24 часов Интерпол должен будет подтвердить, что я им нужен. Если не подтвердит, меня депортируют. Если подтвердят – меня арестуют, после чего Интерпол направит ему info letter о моем аресте как гражданина Украины. Но поскольку меня стали оформлять как гражданина России, его никто не проинформировал.

Уже через неделю, находясь в тюрьме, с помощью арестованных я смог нелегально получить доступ к телефону, позвонить подруге, чтобы она связалась с нашим консулом.

– Выходит, после приезда Интерпола вас сразу упрятали в индонезийскую тюрьму?

– Сначала меня привезли в отдел полиции, забрали все вещи, написали пакет документов, сказали: "Подписывай!" Я отказался что-либо делать без консула или переводчика. В самом деле индонезийский язык я не понимаю. Тогда они посадили меня в клетку три на три метра, где уже было с десять индонезийцев. Все втиснутые, спали тупо на полу друг на друге. Так как перед тем я не спал двое суток, то просто вырубился. Потом меня перевели в тюрьму центрального полицейского отделения Джакарты.

Там мне снова предложили подписать документы, а я опять просил связаться с консулом. Они сняли на видео, что я отказываюсь подписывать, так как ничего не понимаю и мои права нарушают, и перевели в тюрьму.

– Читала, что в одиночную камеру?

– Сначала да, но дверь была решетчатой, так что я все видел. Я был в самом дорогом блоке Индонезии, где сидели всякие миллионеры, коррупционеры, и другие, кто совершил крупные финансовые преступления. Они все там со мной общались, делились едой, но телефон для связи не давали. Мол, нет, вы special Interpol attention goverment. Думаю, они там просто запуганы этой структурой.

– Как же вам удалось получить доступ к связи?

– Сыграла роль человечность. Мне удалось установить эмоциональный контакт с окружающими, чтобы кто-то из заключенных все-таки осознал, что мне очень нужна помощь.

– Страшно было?

– Конечно, я ведь знаю, что такое Россия. Я там жил и знаю, как там поступают с оппозиционерами. Тем более, что два-три месяца назад в тюрьме убили одного моего бывшего товарища. Причем убили и написали, что это он сам себя убил, разрезав себе горло, вены и повесившись одновременно. Это было в Челябинске. И самое интересное: он сделал это за шесть месяцев до освобождения, отсидев десять лет в тюрьме. То есть 10 лет отсидел, оставалось шесть месяцев до освобождения и он вдруг решил покончить жизнь самоубийством.

Помимо того, что убили, отказывались еще выдавать тело родителям. Когда все-таки выдали и родители пытались сделать независимую экспертизу, ФСБшники приезжали во все морги и запрещали это делать. Поэтому да, конечно, убили.

Я знал, что там с ним примерно происходило до этого. Его возили по пыточным колониям, делали инъекцию с параличом, которая усиливает болевые ощущения, а в это время выдрали ногти с пальцев ног.

Так что я хорошо понимал, что в России ничего хорошего меня не ждет, особенно с учетом нынешней тенденции. То Максима убили, то Навального пытались убить, то еще одного товарища нашли повешенным в лесу. Там какая-то волна очень нездоровая пошла с различного рода оппозиционерами.

– Как же вам удалось связаться с украинским консулом?

– Возможно, он тоже пытался меня найти, но в итоге с ним связалась моя подруга, которой я позвонил из тюрьмы. Он пришел ко мне через пару дней, но его не пустили. По закону Индонезии он должен прийти с теми, кто меня арестовал, то есть с Интерполом. Так что встретились мы еще через пару дней.

Наш МИД начал давить на Интерпол. Там уже понимали, что дело для них очень не благоприятное, и поменяли тактику. Выпустили из одиночки и намекнули, что будет юридическая возможность освободить меня 26 ноября. Россиянам они уже не хотели напоминать о каких-то дополнительных документах в отношении меня.

– Выходит, наши дипломаты очень постарались?

– После того как моя история получила огласку в СМИ, украинский МИД очень жестко наехал на всех, на кого только можно было наехать, чтоб меня освободить. И Интерпол уже молился, чтобы я поскорее оттуда улетел. Они прям все усилия применяли для моей депортации. Поехали со мной в миграционку, убалтывали начальство немножко изменить правила в моем случае. По закону меня должны депортировать через ту страну, через которую я прилетел.

Я летал через пересадку в Амстердаме, но ближайший рейс туда был через несколько дней. Они уболтали миграционку депортировать меня через Турцию. Туда рейс был буквально через десять часов после моего освобождения. Наш консул сопроводил меня к самолету, а в Турции меня встретил другой наш консул и провел на пересадку в Киев. Так я вернулся в Украину.

А чего Интерпол пошел на уступки украинским дипломатам? Из-за огласки в СМИ?

– Не совсем. Индонезийскому бюро Интерполу все равно на средства массовой информации, тем более украинские. Сама по себе Индонезия – страна, достаточно похожая на Россию 90-х: там убивают оппозиционеров, нет свободной прессы. Поэтому им на СМИ как бы плевать. Они больше испугались проблем внешнеполитического характера, который для них создавал мой арест.

– Проблем с Западом или с Украиной?

– Украина была очень заинтересована в моем освобождении. Когда очень хочется – можется на самом деле. Просто чиновники часто ленивые, но когда на них давят журналисты, они становятся очень мотивированными.

– Сейчас все позади, вы в Украине, как обстроились?

– В аэропорту меня встретили друзья, сейчас пока у друга живу, решаю финансовый вопрос. Много денег ушло на все эти перемещения, билеты – около тысячи долларов. Нужно найти квартиру и буду дальше заниматься тем, что меня вдохновляет, – музыкой.

В общей сложности Михаил провел в тюрьме Индонезии три недели. "Дипломатическая спецоперация" со стороны украинского МИДа по его освобождению длилась около двух недель. В Украину блогер вернулся 28 ноября. Въезд в Индонезию теперь ему запрещен.

Галина Остаповец

Buy for 50 tokens
Там маленькие кажутся большими, Там толстенькие кажутся худыми, Там головы у всех, как у гигантов, А руки, как у лучших музыкантов. Там зеркала изогнуты, как блюдца, И все смеются, и все смеются, И все смеются. (с) В столиці пройшов щорічний фестиваль шизофренії та брехні. Понад 55 000 зомбаків…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.