bitvazaurozay

Categories:

Режима Лукашенко больше не существует, он пал

Протесты в Беларуси из-за результатов президентских выборов.

Президент Беларуси Александр Лукашенко, скорее всего, потерял власть в стране. Он понимает, что на улицы городов вышли обычные люди, которые хотят перемен, поэтому лояльности и всенародной любви к нему больше не будет.

Каким образом он покинет свой пост главы государства, что будет с оппозиционеркой Светланой Тихановской и почему протесты в Беларуси – это не украинский Майдан рассказала белорусский политолог и доктор Рейнского университета Фридриха Вильгельма Наталья Василевич.

– Несмотря на то, что протесты в Беларуси усиливаются, уверенности в том, что они смогут победить режим Лукашенко, нет. Вам так не кажется?

– Если бы меня спросили об этом пару месяцев назад, я бы сказала, что ничего интересного происходить в Беларуси в ближайшее время не будет, а политическая и общественная жизнь там находится в застое. Но 2 месяца назад стало очевидно, что белорусы очень устали от режима Лукашенко. И если раньше это не выражалось, то теперь стало выражаться. Усталость была давно, но какие-то формы она начала приобретать где-то пару месяцев назад с началом избирательной кампании. Например, были километровые очереди, чтобы подписаться за альтернативного кандидата.

А теперь и вовсе стало очевидно: в Беларуси не просто массовые протесты, а тотальные. Режима Лукашенко больше не существует, он пал. К нему больше никогда не вернется ни лояльность, ни симпатия.

– Но он сможет удержаться у власти на этот раз?

– Вряд ли. Из прошлых сезонов этого 26-летнего сериала мы знаем, что Лукашенко очень плохо, даже чисто физически, реагирует на протесты. Даже если это группа студентов, которые стоят на площади с флагами, а тем более длительные. Лукашенко в таких случаях всегда исчезает, а дата его инаугурации переносится на более поздний строк. Теперь даже для него самого очевидно, что никакой народной любви больше нет, а на улицах не просто оппозиционеры, это обычный народ. Для него это политический крах, а его место в истории теперь будет оцениваться не самым лучшим образом.

Наталья Василевич Радио Свобода

– В этом политическом сериале есть еще президент России Владимир Путин. Он разве не будет вмешиваться в пользу Лукашенко в противостоянии с народом?

– Россия вмешивается только в пользу себя самой, а вот в пользу Лукашенко из-за каких-то там братских чувств или солидарности она точно вмешиваться не будет. Для такого вмешательства нужны два фактора: интерес и ресурсы. Если это есть – Россию ничто не остановит. Не уверена, что сейчас это ей присуще. Но что еще важно: Беларусь – партизанская страна, и то, что сейчас происходит, это, скорее, партизанские методы. Многие говорят, почему нет лидеров...

– Кстати, да, нет...

– Да, также нет какого-то одного места сбора, каких-то структур. Все это было разгромлено режимом, осталась только самоорганизация. Она хорошо проявляется сейчас, в условиях высоких протестных настроений. На улицы выходят семьи, соседи, друзья, коллеги по работе. Конечно, это не совсем гражданское общество, в западном понимании. Но какие формы самоорганизации доступны в нынешней ситуации – такие и работают. Могли бы быть более совершенные инструменты, те же политические партии, но в Беларуси, к сожалению, это все недоступно.

Но в этом тоже сила. Государство ведь не может разрушить семейные связи, связи коллег по работе или соседей. Это то, что нерушимо.

– Удивляет еще момент, что белорусы устроили забастовку и отказываются выходить на работу.

– Это выглядит очень логично. Это не забастовка в классическом смысле, никто же не требует повышения зарплат или улучшения условий труда. Такая забастовка – тоже форма политического протеста, но в определенном смысле это процесс не политический. Происходящее ныне в Беларуси не имеет какой-то идеологии, нет даже никакого политического лидера, которого бы все поддержали.

Это совершенно базовый уровень правил игры: мы против фальсификаций и против унижения людей. Мы хотим, чтобы все было честно, верните наши голоса. Люди же ни за что-то конкретно не выступают: ни за Россию, ни за Запад, ни за социальное государство, ни за либеральные реформы. Эта часть повестки отсутствует. Фактически люди сейчас выступают как от сооснователя нового белорусского государства и новых конституционных принципов.

– Сколько времени понадобится протесту, чтобы Лукашенко ушел? И как он уйдет – по сценарию украинского Майдана?

– Правил нет, стратегии тоже. Никто не знает, как это будет происходить. Люди, которые поддержали Светлану Тихановскую на выборах, поддержали не кандидата, а инструмент смены власти.

Была еще идея вернуться к дореформенной Конституции 1994 года, которую Лукашенко изменил в 96-м. Литва предлагала такой вариант... Но очевидно, эти переговоры, если они будут, должны проходить без Лукашенко. Он не человек слова, что и показывает его опыт 26 лет у власти.

Но опять же никто ничего не знает. Во-первых, никто не знает, где этот Лукашенко сейчас находится.

Спецподразделение ОМОН в Беларуси

А протесты не останавливаются. Людей на улицах тотальное большинство. И каким будет механизм переговоров... Без посредников очень сложно что-то делать, а лидеров-то нет. Люди доверили инструмент смены власти Светлане Тихановской. Поэтому она и должна выступать каким-то посредником или переговорщиком.

– Вам не кажется, что она немного слабая как для президента страны?

– Ее сила в том, что она знает, что она слабая. Тихановская четко и адекватно оценивает свои возможности и не будет такой, как Лукашенко, который даже знал как копать картошку и доить корову. А Тихановская – человек, который знает, что ничего не знает, поэтому будет обращаться к признанным специалистам по разным вопросам за помощью.

Как раз для европейского лидера – это очень адекватный подход к организации политической жизни. Поэтому именно ее слабость и возможность адекватно оценить свои действия, не стесняясь этого – это самая сильная ее сторона.

– Европейский Союз сможет выступить посредником в переговорах, если учесть, что он с Украиной не может справиться, где политические изменения начались довольно давно.

– Конечно, ЕС лучше бы избежать этих проблем, но поскольку Беларусь соседнее государство, то придется вникать. Для Литвы, Латвии, Польши – это вообще страна, которая рядом. Германия тоже может настаивать, чтобы ЕС выступил посредником в переговорном процессе.

С Беларусью будет легче, чем с Украиной, потому что там никогда не было какого-то цивилизационного раскола. У нас нет проблемного востока, где могут доминировать политические или цивилизационные идентичности.

Несмотря на то, что в Беларуси практически все говорят на русском, мало тех, кто считает себя русским, например. Русских как национального меньшинства в Беларуси практически нет. Слабость идентичности белорусов сыграла на то, что она стала сильной.

Там нет каких-то групп, которые будут против разрешения ситуации, и в этом плане ЕС будет легче. В то же время белорусы никак не наполнены идеями. Есть только базовые стандарты разделения властей, Конституция, права человека. За кого мы, с кем мы – это уже будет решаться на каких-то последующих этапах.

Конечно, все это крайне неустойчивая ситуация и куда она может повернуться – неизвестно. Режим оказался совершенно не готов к такой стихийности и спонтанности, благодаря чему люди очень легко включились в процесс.

Buy for 50 tokens
Там маленькие кажутся большими, Там толстенькие кажутся худыми, Там головы у всех, как у гигантов, А руки, как у лучших музыкантов. Там зеркала изогнуты, как блюдца, И все смеются, и все смеются, И все смеются. (с) В столиці пройшов щорічний фестиваль шизофренії та брехні. Понад 55 000 зомбаків…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.